Денонсация договора Осло в повестке дня.                                                                                                                   20 августа 1993 года в Осло было заключено соглашение между правительством Рабина – Переса и террористической организацией (ООП), возглавляемой Арафатом, о создании Палестинской национальной администрации. 28 сентября 1995 года в Вашингтоне было заключено ещё одно палестино – израильское соглашение, известное как «Осло – 2», , в соответствии с которым Израиль передавал палестинцам от 9 до 13% территории Иудеи, Самарии и сектора Газы, в том числе шесть городов: Шхем, Тул-Карм, Дженин, Бет-Лехем, Рамаллу и Калкилию.

В октябре 1995 г. Кнесет ратифицировал это соглашение минимальным большинством голосов (61 депутат — за, 59 — против), причем двум депутатам от Цомета, проголосовавшим вопреки программе своей партии и позиции ее руководителя Рефаэля Эйтана, за это были обещаны посты министра и заместителя министра. Вопреки воле еврейского народа, Рабочая партия Рабина – Переса, используя подкуп и обман, навязала банду Арафата еврейскому народу, за что мы расплачиваемся до сих пор гибелью наших детей, бомбёжками мирных жителей, выжженной землёй.

Из двух предателей один, как выяснилось в наши дни, оказался иранским шпионом. Это израильский экс-министр энергетики и национальных инфраструктур Гонен Сегев. И вот, используя подкуп, обман, коррупцию, на еврейскую голову посадили террористов Арафата – Абу Мазена и ХАМАС. Для чего? Кому это выгодно? Кто и сегодня извлекает выгоду из существующих террористических структур? На эти вопросы должен ответить суд.

Авторы и сторонники соглашения Осло поражены Стокгольмским синдромом: беспредельный страх, замешанный на полном отсутствии веры в свой народ, в праве евреев на землю, дарованную им Творцом, политую еврейским потом и кровью, завоёванную и выкупленную, связь с которой не прерывалась тысячелетиями. Земля с еврейскими названиями Иудея и Самария должна и будет принадлежать только евреям. О принадлежности городов Хеврон, Бейт-Лехем, Иерихон еврейскому народу подтверждает один из древнейших документов, Тора. Только в припадке Стокгольмского синдрома эти психически больные могли признать свой народ оккупантами, право арабов на еврейскую землю.

Евреи ХОЗЯЕВА земли своей. Арабы, приехавшие на еврейскую территорию в поисках работы, ОККУПАНТЫ. Психически больные люди, стоявшие тогда у власти, договором Осло признали право арабов на еврейскую землю.

          Зиновий Гордон      20.03.19

 


>:

 

 

 

--------

Моё сердце обливалось кровью,

Я читал статью и плакал как ребенок,

Как могли угробить человека,

Написавшего стихи про Горе Века!?

 

Валентин Лубенский

 



 




                 ИНТЕРЕСНО ЗНАТЬ СВОИХ ПОДЛЕЦОВ?
                 >>
                 >> Наверно, не найдётся читателей немолодого поколения, кому бы не были
                 >> известны слова из песни конца 50-х годов:
                 >>
                 >> " Люди мира, на минуту встаньте!
                 >> Слушайте, слушайте: гудит со всех сторон -
                 >> Это раздаётся в Бухенвальде
                 >> Колокольный звон, колокольный звон!
                 >> Это возродилась и окрепла
                 >> В медном гуле праведная кровь.
                 >> Это жертвы ожили из пепла
                 >> И восстали вновь, и восстали вновь.
                 >> И восстали,
                 >> И восстали,
                 >> И восстали вновь! "
                 >>
                 >> Многие, конечно, могут сказать: это "Бухенвальдский набат" - Вано
                 > Мурадели.
                 >> Да, это песня, которая мгновенно возвела опального, низложенного в
                 >> 1946 г.(Ждановскую эру ) композитора, снова на самый гребень славы.
                 >> Однако, кто же автор этих пронзительных, даже не нуждающихся в музыке,
                 >> бьющих, как набат, слов? Многие ли назовут автора, не заглянув в
                 >> интернет?
                 >>
                 >> Но интернет у нас не так уж давно, всего каких - нибудь 10-11 лет, а
                 >> до интернета автор слов, облетевших весь земной шар и переведённых на
                 >> множество языков мира, более 40 лет оставался просто неизвестен. А
                 >> ведь эта песня, 50 лет тому назад буквально всколыхнувшая весь мир, а
                 >> не только советских людей, звучит очень актуально и сегодня для всего
                 >> человечества, испытывающего угрозу ислама. Как же могло случиться, что
                 >> автор такой песни, таких слов остался неизвестным? Очень просто:
                 >> упоминание имени автора при исполнениях намеренно избегалось, не
                 >> рекомендовалось.
                 >>
                 >> Считалось, что достаточно одного звучного грузинского имени Мурадели,
                 >> и так и пошло, и так оно закрепилось.
                 >>
                 >> Фамилия Соболев не бросила бы тени на песню, но в 5-й графе паспорта
                 >> автора стояло: "еврей "и имя Исаак. Имя Исаак годилось для
                 >> ленинградского собора, построенного в 1858 году Огюстом Монферраном,
                 >> но для автора "Бухенвальдского набата" звучало, вероятно, диссонансом.
                 >>
                 >> Автор "Бухенвальдского набата" Исаак Владимирович Соболев* родился в
                 >> 1915 году в селе Полонное Винницкой обл., неподалёку от Киева, в
                 >> бедной, многодетной, еврейской семье. Исаак был младшим сыном в семье.
                 >> Фамилия его с рождения была Соболев, благодаря прадеду - кантонисту,
                 >> прослужившему на царской службе в армии 25 лет. Кантонистам в царской
                 >> армии для простоты обращения присваивались фамилии их командиров.
                 >>
                 >> Исаак начал сочинять стихи с детства, всегда шептал их про себя. Отец,
                 >> заметив, что он постоянно что-то шепчет, сказал матери озабоченно:
                 >> "Что он всё бормочет, бормочет. Может, показать его доктору?".
                 >> Когда он окончил школу, школьный драмкружок на выпускном вечере
                 >> показал спектакль по пьесе, написанной им: "Хвосты старого быта".
                 >>
                 >> В 1930 году умерла мать, отец привёл мачеху в дом. Ему было 15 лет:
                 >> положив в плетёную корзинку пару залатанного белья и тетрадь со своими
                 >> стихами, в которой уже были пророческие строчки, предсказавшие его
                 >> нелёгкий в жизни путь:
                 >>
                 >> "О , как солоны, жизнь, твои бурные, тёмные воды!
                 >> Захлебнуться в них может и самый искусный пловец..."
                 >>
                 >> Исаак уехал к старшей сестре в Москву. Там он поступил в ФЗУ, выучился
                 >> на слесаря и стал работать в литейном цехе на авиамоторном заводе.
                 >> Вступил в литературное объединение и вскоре в заводской газете стали
                 >> появляться его стихи и фельетоны, над которыми хохотали рабочие.
                 >> В 1941 году, когда началась война, Исаак Соболев ушёл
                 >> на фронт рядовым солдатом, был пулемётчиком стрелковой роты на
                 >> передовой. Во время войны он продолжал писать стихи и статьи, которые
                 >> печатались во фронтовой газете, там ему предложили печатать их под
                 >> именем Александр, оттуда и закрепился за ним псевдоним Александр
                 >> Соболев.
                 >> В конце 1944 года после нескольких ранений и двух тяжёлых контузий
                 >> Соболев вернулся в Москву сержантом, инвалидом войны второй группы.
                 >> Вернулся он снова на авиамоторный завод, где стал штатным сотрудником
                 >> заводской газеты.
                 >>
                 >> Помимо заводской газеты его стихи, статьи, фельетоны стали появляться
                 >> в "Вечерней Москве", "Гудке", "Крокодиле", "Труде". В редакции
                 >> заводской газеты он встретил Таню, русскую, белокурую девушку - свою
                 >> будущую жену, которая оставалась для него до самого его последнего
                 >> вздоха другом, любимой, путеводной звездой, отрадой и наградой за всё
                 >> недополученное им от жизни.
                 >>
                 >> Вместе они прожили 40 счастливых, полных взаимной любви, лет.
                 >>
                 >> Его статьи в заводской газете о злоупотреблениях с резкой критикой
                 >> руководства скоро привели к тому, что его, беспартийного еврея,
                 >> невзирая на то, что он был инвалидом войны, а их по советским законам
                 >> увольнять запрещалось, уволили по сокращению штатов. Начались поиски
                 >> работы: "хождение по мукам".
                 >>
                 >> Отчаяние, невозможность бороться с бюрократизмом, под которым надёжно
                 >> укрывался разрешённый властями антисемитизм, порождали у Соболева
                 >> такие стихи:
                 >>
                 >> *О нет, не в гитлеровском рейхе,**
                 >> а здесь, в стране большевиков,
                 >> уже орудовал свой Эйхман
                 >> с благословения верхов ...
                 >> Не мы как будто в сорок пятом,
                 >> а тот ефрейтор бесноватый
                 >> победу на войне добыл
                 >> и свастикой страну накрыл".
                 >>
                 >> Здоровье Соболева резко ухудшилось, и ему пришлось провести почти 5
                 >> лет в различных больницах и госпиталях. В результате врачи запретили
                 >> ему работать, выдав заключение: нетрудоспособен. В довершение ко
                 >> всему, его жену - журналистку, радиорепортёра - уволили из
                 >> Московского радиокомитета заодно с другими евреями - журналистами в
                 >> 1954 году, пообещав восстановить на работе, если она разведётся с
                 >> мужем - евреем.
                 >> Татьяна Михайловна Соболева так вспоминает об этом: "После того, как
                 >> двери советской печати наглухо и навсегда передо мною закрылись, я
                 >> поняла: быть женой еврея в стране победившего социализма наказуемо".
                 >>
                 >> Летом 1958 года Соболев с женой находился в городе Озёры Московской
                 >> области. По радио он услышал сообщение о том, что в это время в
                 >> Германии в Бухенвальде на месте страшного концлагеря состоялось
                 >> открытие Мемориала памяти жертв нацизма. А на деньги, собранные
                 >> жителями ГДР, над мемориалом возвели башню, увенчанную колоколом, звон
                 >> которого должен напоминать людям об ужасах прошедшей войны, о жертвах
                 >> фашизма.
                 >>
                 >> Сообщение потрясло Соболева, он заперся в комнате, а через 2 часа, как
                 >> вспоминает вдова поэта, он прочитал ей:
                 >>
                 >> "Сотни тысяч заживо сожжённых
                 >> Строятся, строятся в шеренги к ряду ряд.
                 >> Интернациональные колонны
                 >> С нами говорят, с нами говорят.
                 >> Слышите громовые раскаты?
                 >> Это не гроза, не ураган.
                 >> Это, вихрем атомным объятый,
                 >> Стонет океан, Тихий океан.
                 >> Это стонет,
                 >> Это стонет,
                 >> Тихий океан".
                 >>
                 >> Таня плакала, слушая эти стихи. Соболев понёс их в центральный
                 >> партийный орган - в "Правду", полагая, что там ими заинтересуются:
                 >> война не так давно кончилась, автор-фронтовик, инвалид войны. Там его
                 >> встретили вполне дружелюбно, внимательно расспросили кто он, откуда,
                 >> где работает и обещали прислать письменный ответ. Когда он получил
                 >> ответ, в конверте лежали его стихи - перечёркнутые. Объяснений не
                 >> было.
                 >>
                 >> Тогда Соболев понёс их в "Труд", где уже публиковался ранее. В
                 >> сентябре 1958 г. в газете "Труд" был напечатан Бухенвальдский набат" и
                 >> там же ему посоветовали послать стихи композитору Вано Мурадели, что
                 >> он и сделал. Через 2 дня Вано Ильич позвонил по телефону и сказал:
                 >> "Какие стихи! Пишу музыку и плачу. Таким стихам и музыка не нужна! Я
                 >> постараюсь, чтобы было слышно каждое слово!!!".
                 >> Музыка оказалась достойной этих слов. "Прекрасные торжественные и
                 >> тревожные аккорды эмоционально усилили мощь стихов".
                 >>
                 >> Мурадели сам понёс эту песню на Всесоюзное радио, там Художественный
                 >> совет передал песню на одобрение самому прославленному в то время
                 >> поэту - песеннику, генералу песни, как его называли, Льву Ивановичу
                 >> Ошанину.
                 >>
                 >> Судьба песни, а также самого автора оказались полностью в руках
                 >> Ошанина: он мог казнить и мог миловать. Соседи по Переделкино
                 >> вспоминали, какой он был добрый и сердечный человек. В судьбе поэта
                 >> Александра Соболева Ошанин сыграл роль простого палача, бессердечного
                 >> убийцы, который своей бессовестной фальшивой оценкой, явно из
                 >> недоброго чувства зависти, а, может быть, и просто по причине
                 >> антисемитизма, перечеркнул возможность продвижения Соболева на
                 >> официальную литературную работу, иными словами "отнял кусок хлеба" у
                 >> безработного инвалида войны.
                 >> Ошанин заявил - это "мракобесные стихи: мёртвые в колонны строятся". И
                 >> на песню сразу было повешено клеймо: "мракобесие". А Мурадели
                 >> попеняли, что же это Вы, Вано Ильич, так нерадиво относитесь к выбору
                 >> текста для песен. Казалось бы, всё - зарезана песня рукой Ошанина.
                 >>
                 >> Но Соболеву повезло: "...в это время в Советском Союзе проходила
                 >> подготовка к участию во Всемирном фестивале молодёжи и студентов в
                 >> Австрии. В ЦК ВЛКСМ, куда Соболев принёс "Бухенвальдский набат", песню
                 >> оценили, как подходящую по тематике и
                 >> "спустили к исполнению" в художественную самодеятельность. В Вене она
                 >> была впервые исполнена хором студентов Свердловского университета и
                 >> буквально покорила всех. Её тут же перевели практически на
                 >> все языки, и участники фестиваля разнесли её по миру. Это был
                 >> триумф!"
                 >> Судьба "Набата" оказалась не подвластной ни генералу советской песни,
                 >> ни тупым невежественным советским чиновникам. Вышло как в самой
                 >> популярной песне самого генерала: "Эту песню не задушишь, не убьёшь,
                 >> не убьёшь!.." На родине в СССР песню впервые услышали в документальном
                 >> фильме "Весенний ветер над Веной". Теперь уже и здесь остановить её
                 >> распространение было невозможно. Её взял в свой репертуар
                 >> Краснознамённый Ансамбль песни и пляски под управлением Бориса
                 >> Александровича Александрова. Было выпущено около 9 миллионов пластинок
                 >> с "Бухенвальдским набатом" без указания имени автора слов.
                 >>
                 >> Соболев обратился к Предсовмина Косыгину с просьбой выплатить ему хотя
                 >> бы часть гонорара за стихи. Однако правительственные органы не
                 >> удостоили его хотя бы какого-либо ответа. Никогда он не получил ни
                 >> одной копейки за авторство этой песни. Вдова вспоминала, что при
                 >> многочисленных концертных исполнениях "Бухенвальдского набата" имя
                 >> автора стихов никогда не называли. И постепенно в сознании слушателей
                 >> утвердилось словосочетание: "Мурадели. Бухенвальдский набат".
                 >>
                 >> В Советском Союзе, где государственный антисемитизм почти не был
                 >> скрываем, скорее всего замалчивание авторства такого эпохального
                 >> произведения было результатом указания сверху, в это же время
                 >> советские газеты писали: "Фестиваль ещё раз продемонстрировал всему
                 >> прогрессивному человечеству антивоенную направленность политики
                 >> Советского Союза и великую дружбу народов, населяющих СССР. Это
                 >> членами советской делегации была исполнена лучшая антивоенная песня
                 >> фестиваля "Бухенвальдский набат". Это советский поэт призывал: "Люди
                 >> мира, будьте зорче втрое, берегите мир, берегите мир!". Триумф
                 >> достался только композитору, который получал мешками благодарственные,
                 >> восторженные письма, его снимали для телевидения, брали у него
                 >> интервью для радио и газет.
                 >>
                 >> У поэта песню просто-напросто отняли, "столкнув его лицом к лицу с
                 >> государственным антисемитизмом, о котором чётко говорилось в слегка
                 >> подправленной народом "Песне о Родине". И с тех пор советский
                 >> государственный антисемитизм преследовал поэта до самой смерти". Майя
                 >> Басс "Автор и государство".
                 >>
                 >> Соболев в это время был без работы, в поисках работы, он обратился за
                 >> помощью к инструктору Горкома партии, который ему вполне серьёзно
                 >> посоветовал: "Учитывая вашу национальность, почему бы вам не пойти в
                 >> торговлю?"
                 >>
                 >> Вдова его комментирует: "Это был намёк, что еврею в журналистике делать
                 >> нечего".
                 >>
                 >> Иностранцы пытались связаться с автором, но они натыкались на
                 >> непробиваемую "стену молчания" или ответы, сформулированные
                 >> "компетентными органами": автор в данный момент болен, автор в данный
                 >> момент в отъезде, автора в данный момент нет в Москве - отвечали
                 >> всегда заботливые "люди в штатском".
                 >>
                 >> Во время гастролей во Франции Краснознамённого Ансамбля песни и пляски
                 >> имени А. В. Александрова (а завершал концерт всегда "Бухенвальдский
                 >> набат") после концерта к руководителю Ансамбля подошёл взволнованный
                 >> благодарный слушатель пожилой француз и сказал, что он хотел бы
                 >> передать автору стихов в подарок легковой автомобиль. Как он это может
                 >> осуществить?
                 >>
                 >> Сопровождавший Ансамбль в заграничные поездки и присутствовавший при
                 >> этом "человек в штатском" быстро ответил: " У нашего автора есть всё,
                 >> что ему нужно!". Александр Соболев жил в это время в убогой
                 >> комнатёнке, которую он получил как инвалид войны, в многоквартирном
                 >> бараке без воды и отопления и других элементарных удобств, он нуждался
                 >> не только в улучшении жилищных условий, он просто нищенствовал на
                 >> пенсии инвалида войны вместе с женой, уволенной с журналистской работы
                 >> из-за мужа-еврея.
                 >>
                 >> В период самой большой популярности "Бухенвальдского набата" Соболеву
                 >> стали звонить недоброжелатели-завистники, иногда звонки раздавались
                 >> среди ночи. Однажды один из таких звонящих сказал: " Мы тебя
                 >> прозевали. Но голову поднять не дадим!.."
                 >>
                 >> Это уже была настоящая травля!
                 >>
                 >> В 1963 году песня "Бухенвальдский набат" была выдвинута на соискание
                 >> Ленинской премии, но Соболева из числа авторов сразу вычеркнули из
                 >> списков: не печатающийся, никому не известный автор, не член Союза
                 >> cоветских писателей. А песня без автора слов уже не могла числиться в
                 >> соискателях. Тем временем история авторства стала постепенно обрастать
                 >> легендами. Одна из легенд, что стихи "Бухенвальдского набата" были
                 >> написаны на стене барака концлагеря неизвестным заключённым.
                 >>
                 >> Мурадели, человек уже "пуганый", прошедший вместе с Ахматовой и
                 >> Зощенко через зловещий ад Ждановского Постановления 1946 года, молчал.
                 >> Он всегда молчал, когда дело касалось Соболева. Заступиться боялся
                 >> даже в "бестеррорное" время.
                 >> А, впрочем, когда это террора не было? Сажали всегда, советские лагеря
                 >> не были упразднены. Чтобы отстоять своё авторство, нужно было стать
                 >> членом Союза Писателей, а для этого нужно было писать определённую
                 >> продукцию. Соболев же не написал ни одной строчки восхваления
                 >> коммунистической партии и её вождя "отца народов", поэтому членство в
                 >> СП для него было закрыто. Из-под его пера выходили совсем другие
                 >> стихи, не имевшие права на жизнь:
                 >>
                 >> "Ох, до чего же век твой долог,
                 >> Кремлёвской банды идеолог --                  >> Глава её фактический,
                 >> Вампир коммунистический."
                 >>
                 >> Только молодым нужно объяснять, что это о Суслове.
                 >>
                 >> Или:
                 >>
                 >> "...Утонула в кровище,
                 >> Захлебнулась в винище,
                 >> Задохнулась от фальши и лжи ...
                 >>
                 >> .. А под соколов ясных**
                 >> Рядится твоё вороньё.
                 >> А под знаменем красным
                 >> Жирует жульё да ворьё.
                 >> Тянут лапу за взяткой
                 >> Чиновник, судья, прокурор...
                 >> Как ты терпишь, Россия,
                 >> Паденье своё и позор?!...
                 >>
                 >> Кто же правит сегодня твоею судьбой?
                 >> - Беззаконие, зло и насилие!"
                 >>
                 >> А вот "афганская тема" в его творчестве. 1978 год, воевать в
                 >> Афганистан посылали 18- летних призывников, ещё совсем мальчишек. Вот
                 >> отрывок из стихотворения "В село Светлогорье доставили гроб":
                 >>
                 >> "... И женщины плакали горько вокруг,
                 >> стонало мужское молчанье.
                 >> А мать оторвалась от гроба, и вдруг
                 >> Возвысилась, как изваянье.
                 >> Всего лишь промолвила несколько слов:
                 >> - За них - и на гроб указала, -
                 >> Призвать бы к ответу кремлёвских отцов!!!
                 >> Так, люди? Я верно сказала?
                 >> Вы слышите, что я сказала?!
                 >> Толпа безответно молчала -
                 >> Рабы!!!..."
                 >>
                 >> Или:
                 >>
                 >> "... Я не мечтаю о награде,
                 >> Мне то превыше всех наград,
                 >> Что я овцой в бараньем стаде
                 >> Не брёл на мясокомбинат..."
                 >>
                 >> "...Непобедимая, великая,
                 >> Тебе я с детства дал присягу,
                 >> Всю жизнь с тобой я горе мыкаю,
                 >> Но за тебя костьми я лягу!..."*
                 >>
                 >> "....Не сатана, несущий зло вовек,
                 >> Не ценящий живое и в полушку,
                 >> А человек, подумать - человек! -
                 >> Свой дом, свою планету "взял на мушку"..."
                 >>
                 >> Итак, несмотря на колоссальный всемирный триумф "Бухенвальдского
                 >> набата" - его привёз даже на гастроли в Москву японский хор "Поющие
                 >> голоса Японии", в Советском Союзе исполняли все самые лучшие солисты,
                 >> Муслим Магомаев сделал очень волнующее блистательное представление,
                 >> сопровождаемое документальными кинокадрами времён войны, оркестром и
                 >> колокольным звоном Мемориала в Бухенвальде, автору, вместо славы,
                 >> подарена была нищенская жизнь пасынка - "побочного сына России".
                 >>
                 >> После создания "Бухенвальдского набата" он прожил 28 лет в атмосфере
                 >> вопиющей несправедливости, удушающего беззакония и обиды, и только
                 >> огромная любовь к Тане, дарованная ему свыше, и безмерная ответная
                 >> любовь Тани к нему помогали ему выжить, не сломаться и даже
                 >> чувствовать себя счастливым и продолжать писать стихи и
                 >> автобиографический роман "Ефим Сегал - контуженый сержант".
                 >>
                 >> "Звоном с переливами
                 >> Занялся рассвет,
                 >> А меня счастливее
                 >> В целом мире нет.
                 >> Раненный, контуженный
                 >> Отставной солдат,
                 >> Я с моею суженой
                 >> Нищий, да богат..."
                 >>
                 >> А вот ещё:
                 >>
                 >> "С тобой мне ничего не страшно,
                 >> С тобой - парю, с тобой - творю
                 >> Благословляю день вчерашний
                 >> И славлю новую зарю.
                 >> С тобой хоть на гору,
                 >> За тучи,
                 >> И с кручи - в пропасть,
                 >> Вместе вниз.
                 >> И даже смерть нас не разлучит.
                 >> Нас навсегда
                 >> Венчала
                 >> Жизнь."
                 >>
                 >> В 1986 году после долгой тяжёлой болезни и онкологической операции
                 >> Александр Владимирович Соболев умер.
                 >>
                 >> ...Ни в одной газете не напечатали о нём ни строчки. Ни один "деятель"
                 >> от литературы не пришёл проститься с ним. Просто о нём никто не
                 >> вспомнил..." М. Токарь
                 >>
                 >> После его смерти вдова - Татьяна Михайловна Соболева с помощью
                 >> Еврейской Культурной Ассоциации издала небольшим тиражом сборник
                 >> стихов "Бухенвальдский набат", подготовленный ещё самим автором. Она
                 >> продала, унаследованную ею от матери, трёхкомнатную квартиру, чтобы
                 >> издать автобиографический роман "Ефим Сегал - контуженый солдат"
                 >> тиражом 1000 экземпляров и свою повесть о муже "В опале честный иудей
                 >> " - 500 экземпляров . .
                 >>
                 >> Известное высказывание Федина: "Я не знаю автора стихов, не знаю
                 >> других его произведений, но за один "Бухенвальдский набат" я бы
                 >> поставил ему памятник при жизни". (Константин Федин (1892 - 1977) -
                 >> первый секретарь правления Союза Писателей СССР с 1959 по 1971 и
                 >> председатель правления его с 1971 по 1977 гг., активный участник
                 >> травли Пастернака и высылки Солженицына.)
                 >>
                 >> В 2002 году вдова А.В. Соболева четыре раза обращалась к президенту
                 >> России В. В. Путину с письмом - ходатайством об установке в парке
                 >> Победы на Поклонной горе Плиты с текстом "Бухенвальдского набата".
                 >> Четвёртое её письмо Путин направил для решения вопроса в Московскую
                 >> городскую думу. И Дума решила... единогласно... отклонить ....
                 >>
                 >> Зато родному сынку - генералу советской песни Льву Ошанину в Рыбинске
                 >> на набережной Волги установлен памятник: возле парапета Лев Иванович с
                 >> книгой в руках смотрит на реку. Справедливости ради, нужно сказать,
                 >> что одна песня Л.И. Ошанина, написанная им в 1962 году, через 4 года
                 >> после публикации в "Труде" "Бухенвальдского набата", действительно,
                 >> пленила и очаровала всех советских людей, но на мировой масштаб она не
                 >> тянула. Это всем известная песня: "Пусть всегда будет солнце".
                 >>
                 >> Ради той же справедливости, необходимо заметить,что Корней Иванович
                 >> Чуковский в своей книге "От двух до пяти" (многие из нас читали её в
                 >> детстве) сообщает, что в 1928 (!) году одному четырёхлетнему мальчику
                 >> объяснили значение слова "всегда" и он написал четыре строчки:
                 >>
                 >> Пусть всегда будет солнце
                 >> Пусть всегда будет небо
                 >> Пусть всегда будет мама
                 >> Пусть всегда буду я
                 >>
                 >> Дальше Чуковский пишет, что это четверостишие четырёхлетнего Костикa
                 >> Баранникова было опубликовано в статье исследователя детской
                 >> психологии К.Спасской в журнале "Родной язык и литература в трудовой
                 >> школе". Затем они попали в книгу К.И. Чуковского, где их увидел
                 >> художник Николай Чарушин, который, под впечатлением этих четырёх
                 >> строчек , написал плакат и назвал его: "Пусть всегда будет солнце ".
                 >>
                 >> Факты - не только упрямая, но и жестокая вещь .
                 >>
                 >> Евреи - побочные дети России...
                 >>
                 >> " От Москвы до самых до окраин,
                 >> С южных гор до северных морей
                 >> Человек проходит как хозяин,
                 >> Если он, конечно, не еврей! "
                 >> 1936 г. "Песня о Родине". Сл. Лебедева-Кумача, муз. Дунаевского
                 >> (последняя строчка - народная обработка).
                 >>
                 >> "...Я плачу, я слёз не стыжусь и не прячу,
                 >> Хотя от стыда за страну свою плачу..."
                 >> 1960 г.
                 Герман Плисецкий. "Памяти Пастернака".

 



 
Web Counter
Web Counter
html counterсчетчик посетителей сайта

Free Domain Name - www.YOU.co.nr!

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS